Звезда не активнаЗвезда не активнаЗвезда не активнаЗвезда не активнаЗвезда не активна
 
Ещё один финансовый кризис в России приведёт её к судьбе СССР

Хотя российскому правительству, на первый взгляд, удалось избежать катастрофы после международного финансового кризиса 2008 года и падения цен на нефть и газ в 2014 году, а также после западных санкций (бывший министр финансов России Алексей Кудрин оценивает влияние западных санкций в 0,5% от ВВП в год, они не являются фатальными для путинской системы), можно без преувеличения утверждать: именно экономика — один из основных вызовов, угрожающих действующему режиму.

Российские власти упустили чрезвычайно удачную для страны экономическую конъюнктуру, благодаря которой в Россию хлынул поток нефтяных доходов, — в прямом смысле разворовав то, что могло быть потрачено на модернизацию российской инфраструктуры и промышленности, а также на диверсификацию российской экономики.

Именно это отсутствие структурных реформ на фоне резкого снижения доходов от экспорта нефти и газа в период между 2008 и 2017 гг. оказало самое пагубное влияние на ситуацию в России — намного большее, чем все санкции Запада. В период с 2008 по 2016 гг. экономический рост в целом оставался скромным, с двумя серьезными падениями в 2009 и 2015-2016 гг. Это происходило на фоне бурного роста всей мировой экономики, быстро восстановившейся после кризиса. Так, в 2017 году российский "рост" достиг 1,5% — в основном из-за возобновления повышения цен на нефть и газ. Реальный доход на душу населения большинства россиян за этот период в реальности резко упал. Количество россиян, живущих за чертой бедности, увеличилось. Более того, разрыв в доходах между бедными и богатыми, который был уже намного выше, чем в большинстве стран мира, неуклонно увеличивался все это время. Он продолжает расти.

Между тем десять лет спустя на глобальном горизонте мы видим все те же предвестники приближающегося кризиса, разразившегося сначала в Соединенных Штатах, который вскоре после банкротства в сентябре 2008 года инвестиционного банка Lehman Brothers приобрел системный и глобальный характер. Десять лет прошло с тех пор, как грянул финансовый кризис. Следующий грозит в 2019 году.

МВФ пересмотрел свои прогнозы роста в сторону понижения, а эксперты опасаются "черных лебедей"

По мнению МВФ, помимо очевидных факторов усталости глобальной экономики, существуют также значительные политические риски: усиливается торговая напряженность, уменьшается поддержка многосторонности и увеличивается неравенство. Новые шаги в направлении торговых войн могут "значительно помешать глобальному росту", говорит МВФ.

Этот институт особенно встревожен глобальной задолженностью, будь то государственная или частная. МВФ также обеспокоен задолженностью нефинансовых компаний в странах с наиболее развитым банковским сектором, который резко вырос — с 113 трлн долларов в 2008 году (210% ВВП этих стран) до 167 трлн долларов (250% ВВП). Фонд встревожен также возможным эффектом ножниц: ситуация между повышением процентных ставок и прекращением количественного смягчения может привести к резкому падению рынков.

МВФ обеспокоен динамизмом экономики США

Наконец, МВФ обеспокоен динамизмом экономики США. Институт считает, что существует "риск заражения", поскольку инвесторы могут репатриировать свой капитал, находящийся в развивающихся странах. Согласно отчету, это движение капитала может достичь 100 млрд долларов в год, или 0,6% валового национального дохода стран с развивающейся экономикой.

Развивающиеся страны уже страдают от бегства капитала, привлеченного в других местах более прибыльными инвестициями в долларах. Аргентина, Турция и Индонезия уже пережили обрушение своих валют.

Как мы все понимаем, эта ситуация в самом прямом смысле затрагивает и Россию — бегство инвесторов из российских облигаций госдолга продолжается. Развивающиеся страны, такие как БРИКС, — первые, кого накроет волна надвигающегося кризиса. Для некоторых стран кризис может стать не только экономической, но и политической катастрофой. Россия повторит судьбу СССР.

Россия повторит судьбу СССР

Новый финансовый кризис затронет фундамент путинского дома на песке гораздо больше, чем санкции Запада. Ведь экономическое присутствие России на международной арене связано прежде всего с сырьем. Новый финансовый кризис, как в 2008 году, — это истощение банковской ликвидности, трудности для крупных групп по рефинансированию на рынках капитала и продолжение западных санкций. Структурные недостатки экономики, основанной на экспорте энергоносителей, вместе с архаичным постсоветским устройством, приведут Россию к серьезному спаду. У диктаторского режима просто не хватит ресурсов не только на поддержание жизнедеятельности населения, но и на эффективные репрессии, способные заглушить требования реформ и политических изменений в России. В итоге проблемы будут расти как снежный ком, регионы будут требовать все большей самостоятельности, как это было в начале 90-х, центробежные процессы ускорятся, принимая лавинообразный характер. В результате этого Российская Федерация не досчитается многих регионов — прежде всего на Северном Кавказе.

В этой ситуации остается неясным лишь одно — что предпримет сам диктатор, уровень популярности которого уже ниже, чем до аннексии Крыма в 2014 году. Продолжит ли он, подобно Чаушеску, шаг за шагом двигаться к своей последней каменной стенке, либо он, в надежде избежать такого исхода, сразу бросит свою страну в серьезную войну? Ведь неспроста он так часто стал говорить о ядерном рае.

Оливье Ведрин