Звезда не активнаЗвезда не активнаЗвезда не активнаЗвезда не активнаЗвезда не активна
 

Мемуары экс–президента Франции Олланда: "Я раздавлю вас!" – кричал Путин на Порошенко

Олланд пишет, что российский президент однажды так разнервничался, что стал угрожать окончательно раздавить войско своего визави (Петра Порошенко). Это выдало, что российские войска на Востоке Украины есть. О том, как согласовывали и подписывали минские соглашения, бывший президент Франции Франсуа Олланд вспоминает в новой книге «Уроки власти».

Это выдало, что российские войска на Востоке Украины есть

Франсуа Олланд – первый из «нормандской четверки», кто отошел от власти и приобрел таким образом полную свободу рассказывать все, что считает нужным: снова баллотироваться на руководителя государства он не будет. Его мемуары – точны в деталях и достаточно откровенны в суждениях, передает Тыждень. Для украинцев президентские воспоминания особенно интересны несколькими страницами, где говорится о переговорах в Минске, которые завершились подписанием соответствующих соглашений.

«Как не вспомнить ту долгую ночь на 12 февраля 2015 года, прошедшую в большом бездушном зале Дворца Независимости в Минске, в Беларуси? – пишет бывший президент Франции. – Это было в самый разгар кризиса, который переживала Украина после отстранения от власти пророссийского президента Виктора Януковича за его отказ подписать договор об ассоциации с ЕС».

«Намерения Владимира Путина были вполне очевидны, – вспоминает Олланд. – Он хотел сохранить свое влияние на русскоязычные регионы и максимально ослабить проевропейскую власть в Киеве. После провала режима прекращения огня, бои между украинским войском и парамилитарными сепаратистскими отрядами разгорелись с новой силой». Западные переговорщики надеялись «прекратить стрельбу и найти компромисс, который сохранил бы территориальную целостность Украины». Но, рассказывает Олланд, конференция на первом этаже продолжалась бесконечно и была безрезультатной: это соответствовало целям российской стороны.

«Я быстро понял, что Путин хочет выиграть время и отсрочить прекращение огня на как можно более позднее время, чтобы дать возможность сепаратистам окружить украинскую армию и завоевать дополнительные позиции, – пишет Франсуа Олланд. – Вместе с Ангелой Меркель мы предлагаем возобновить переговоры в узком формате, отказаться от ужина и как можно быстрее приступить к работе».

Путин в свою очередь, согласно наблюдениям Олланда, никогда не упускает случая устрашить Меркель

Бывший французский лидер отметил, что канцлер Германии не боится Путина: «Она его хорошо и очень давно знает и умеет с ним говорить». Путин в свою очередь, согласно наблюдениям Олланда, никогда не упускает случая устрашить Меркель, «смешивая угрозы, комплименты и воспоминания». В Сочи, например, он настоял, чтобы на встрече присутствовали... его собаки, зная, что Меркель не любит этих животных. «Она невероятно терпелива, привычна к длительным переговорам, а также – это кажется невероятным, – почти не требует сна», – делится мыслями бывший президент Франции.

Отказ от ужина стал для Олланда «неприятной, но необходимой жертвой»

Переговорщиков посадили за «неудобный низкий круглый стол» и накормили «ужасными бутербродами». Первый черновик будущего минского соглашения, согласно воспоминаниям, писала Меркель. «Она никому, даже своим советникам, не позволяла формулировать статьи соглашения, – рассказывает Франсуа Олланд. – Такой у нее темперамент и такая методика: она очень серьезна, старательна и внимательна. Порошенко с Путиным постоянно повышали голос друг на друга. Российский президент однажды так разнервничался, что стал угрожать окончательно раздавить войско своего визави. Это выдало, что российские войска на Востоке Украины есть. Путин спохватился и взял себя в руки».

"Порошенко неотступно отстаивал суверенитет своей страны, тогда как Путин добивался автономии для восставших провинций и хотел отдалить прекращения огня еще на три недели. Он был настолько негибким, что отрицал свою прямую связь с главарями сепаратистов, говорил, будто не может за них решать, требовал, чтобы с ними проконсультировались», – вспоминает экс–президент.

Пересказывая ход переговоров, бывший французский лидер отмечает, что продвигались они очень медленно, с кучей возражений, которые было непросто согласовывать. «В семь утра после бессонной ночи Путин и дальше цеплялся за то, чтобы перенести прекращение огня на позже, – вспоминает Олланд. – Чтобы добиться результата, мы аргументировали антироссийскими санкциями, которые уже введены. Он притворялся, будто не понимает или не слышит, о чем мы. В конце согласовали, что прекращение огня наступит через четыре дня, затем – отвод тяжелого вооружения и обмен пленными. Автономия провинций отклонена. Вдруг Путин заявил, что надо проконсультироваться с главарями сепаратистов. Их эмиссары тоже в Минске. Где именно? В каком–то отеле или в соседнем с нами кабинете? По крайней мере мы их так и не увидели».

Властелин Кремля ушел, а Меркель, Олланд и Порошенко немного задремали в креслах. В девять утра становится известно, что сепаратистам соглашение не подходит. Меркель и Олланд должны спешить, ибо время возвращаться в Брюссель. «В этот раз наше терпение лопнуло, – признается французский лидер. – Даже не говорится, чтобы согласиться на поражение. Мы настаиваем на немедленном свидании с российским президентом и узнаем, что, пока мы пытались, как могли, поспать в переговорном зале, он устроился в большом кабинете с кроватью, даже казалось комфортабельной... Он отдохнул за эти два часа и имел более свежий вид, чем мы...».

«Ангела Меркель ледяным тоном пообещала Путину длительную изоляцию, – рассказывает Олланд. – Тот заколебался и все искал, как выиграть время... Его цель – максимально ослабить Киев, надеясь со временем увидеть у власти команду, более податливую российским интересам и более отдаленную от Евросоюза. Больше всего он не хочет вступления Украины в НАТО и получения оружия, которое могло бы изменить баланс сил. Путин выходит позвонить. Через несколько минут он возвращается и сообщает, что сепаратисты – те самые, о которых он говорил утром, мол, их не знает, – согласны».

Олланд отмечает, что войну России с Украиной часто определяют причиной новой холодной войны между Россией и Западом

«Это не совсем так, – считает бывший руководитель государства. – Конечно, Владимир Путин пытается восстановить свою зону влияния на территориях бывшей советской империи. Но больше речь не идет о противостоянии между радикально противоположными общественными системами. Речь о борьбе национальных интересов. Глава РФ предпочитает видеть вокруг своего государства ледяную полосу покоренных земель. Его тактика заключается в поощрении к столкновениям его друзей с его врагами, чтобы потом заморозить эти конфликты. Серая зона уже сформировалась на границах с Украиной, Грузией, Молдовой, Азербайджаном. Эти страны независимы, но ослаблены».

Также Фрасуа Олланд, не колеблясь, определяет виновных в крушении самолета МН–17. «За несколько месяцев до переговоров, – пишет он, – в июле 2014–го, ракета, выпущенная пророссийскими боевиками, нечаянно сбила в районе Донецка самолет Malaysia Airlines, лишив жизни 298 пассажиров, из которых 80 были детьми».

Франсуа Олланд не изменил прохладному, дистанционному отношению к Путину, которое он демонстрировал с первых дней пребывания в Елисейском дворце. В отличие от многих других французских президентов, он сохранил эту критичность до завершения мандата. Именно Олланд отказался поставить России «Мистрали», несмотря на подписанный его предшественником договор и выплаченный аванс. Отойдя от большой политики, он делает вывод: «Компромиссы, что их принимают под горячую руку, необходимы, но они не решают сути проблемы: устанавливается хрупкий мир, навязанные россиянами реалии становятся нормой. Войну удается замедлить, но доминирование укореняется. Путин запугивает, чтобы удобнее вести переговоры. Он не завоевывает, а откусывает территории, глоток за глотком».