Рейтинг:  0 / 5

Звезда не активнаЗвезда не активнаЗвезда не активнаЗвезда не активнаЗвезда не активна
 

В январе 2015 года в то время командир аэромобильного батальона легендарных «киборгов» подполковник Олег Кузьминых, выполняя боевое задание по обороне Донецкого аэропорта, вместе с 14 побратимами попал в плен к российским террористическим войскам.

После 124 дней заключения, офицер, который не изменил присяге и Родине, был освобожден. Сегодня подполковник Кузьминых продолжает военную службу, а также вместе с братом Сергеем и другими неравнодушными волонтерами занимается реабилитацией военнослужащих, которые прошли через АТО.

В начале марта представители Благотворительного фонда братьев Кузьминых посетили Брюссель, где в Европарламенте и штаб-квартире НАТО рассказали о собственном боевом опыте на развязанной Россией войне против Украины.

О своем, боевого офицера, видении современного и будущего Вооруженных сил Украины, о недооценке Европой угрозы, которую несет агрессивная Россия, и о проблемах ветеранов АТО офицер рассказал в интервью собственному корреспонденту Укринформа в Брюсселе.

РОССИЙСКИЕ ОФИЦЕРЫ РАССКАЗЫВАЛИ, КАК ГОТОВИЛИСЬ К ВОЙНЕ ПРОТИВ УКРАИНЫ

- Олег Владимирович, во время пребывания в Брюсселе – какие у вас сложились впечатления, в полной ли мере в Европе осознают российскую угрозу?

- Имею личный опыт очевидца этих событий – я был и являюсь свидетелем ведения гибридной войны на практике. Российская сторона использует все возможности в любом измерении, чтобы подавить все страны, расположенные вокруг нее, чтобы восстановить бывшую российскую империю, мощь СССР.

На востоке Украины мы имеем опыт общения с российскими наемниками, которые также принимали участие в боевых действиях в Сирии. Это в очередной раз подчеркивает, что агрессивные планы Кремля касаются не только Украины, но и других регионов.

Мы также контактировали с российскими офицерами, которые входили в состав Специального центра координации и контроля (СЦКК) на Донбассе. Они и не скрывали, что среди штабов российской армии – еще задолго до событий 2014 года – был проведен конкурс на подготовку операции военного захвата Украины. То есть сами российские офицеры подтвердили, что по результатам таких конкурсов отбирались лучшие планы войны против Украины.

ВРОПА ЕЩЕ НЕ ОСОЗНАЛА «ГИБРИДНЫЕ АМБИЦИИ» КРЕМЛЯ

- Какие выводы из этого должны сделать европейцы?

- Самое главное – что после испытания гибридной войны в Украине Кремль не остановится.

Гибридные методы ведения боевых действий показали себя очень эффективными, ведь включают не только военный компонент, но и другие. Именно из-за этого Россия даже при условии агрессии имеет сторонников на территории Украины, а также в других государствах Европы.

Обладая таким ресурсом и колоссальным опытом ведения гибридной войны, включая отдельные ее аспекты в странах Балтии, сегодня весь этот комплекс Россия отрабатывает на Украине.

Пройдя такой путь, имея такой опыт и амбиции, остановиться они уже не смогут. Если мы их не остановим.

- Как известно, у некоторых стран НАТО и ЕС даже нет танков...

- Я бы это сравнил с Украиной, по состоянию на первую декаду 2000-х годов. Тогда в государстве было общее понимание, что мы живем в XXI веке, и таких войн, как раньше, уже не будет. Мол, это не выгодно, дорого... Есть и экономические средства давления. Уверен, что сейчас в Европе также доминируют подобные настроения. Европейцы убеждены, что сегодня никто не нападет с применением танков, большого количества войск. Якобы все решается другими способами и средствами – экономическими, дипломатическими. И мы так же были уверены, что такой войны, как Вторая мировая, никогда больше не случится. Поэтому наши вооруженные силы постоянно сокращались, расходы на них уменьшались. Считалось, что 80 тыс. личного состава армии будет достаточно. Даже поднимались вопросы, о том, что и эта цифра завышена.

Сегодня мы поняли, что та модель оказалась виртуальной. Сейчас реальностью для Украины стало такое количество вооруженных сил, которое бы позволило физически защитить границы.

СОВРЕМЕННЫЕ УКРАИНСКИЕ ОФИЦЕРЫ ПОЧУВСТВОВАЛИ ПРЕИМУЩЕСТВО СТАНДАРТОВ НАТО

- Как командир с боевым опытом, скажите – каким, по вашему мнению, должен быть современный украинский офицер?

- Самое главное, военный должен быть патриотом на защите своей Родины. Это безусловно и не подлежит обсуждению. Патриотическое воспитание должно быть сильным. Офицеров воспитывают быть именно офицерами.

В отношении профессиональной подготовки, то сегодня Украинская армия ориентируется на НАТО. Речь идет обо всех сферах: организация операций, логистика. На сегодня мы, офицеры, считаем, что система НАТО более эффективна, чем советская система, последствия которой Вооруженные силы Украины еще до сих пор чувствуют. От этого уже надо отказаться и перейти на стандарты НАТО.

- Один из стандартов НАТО - знание английского языка военнослужащими, которые занимают, в частности, штабные должности. Все ли украинские офицеры и генералы готовы перейти на этот стандарт?

- Это лишь положительный фактор, к нему надо идти. Необходимо взаимодействовать с партнерами по НАТО. Мы должны понимать друг друга, чтобы проводить совместные операции на высоком уровне взаимодействия. Мы должны разговаривать с НАТО на одном военном языке.

ЗАЩИТА УКРАИНСКИХ ВЕТЕРАНОВ: АДАПТИРОВАТЬ ЛУЧШИЕ МИРОВЫЕ СТАНДАРТЫ

- Фонд братьев Кузьминых уже приобрел опыт и имеет успехи в реабилитации украинских военных, вернувшихся с войны. Как, по вашему мнению, эта проблема должна решаться на общегосударственном уровне?

- Прежде всего необходимо эту проблему не скрывать. Следует признать, что она существует. Необходимо уделять внимание ветеранам, чтобы они почувствовали внимание со стороны государства к их проблемам.

Далее, необходимо брать за основу соответствующие системы защиты ветеранов, которые уже давно успешно прошли испытания во многих странах мира. Речь идет о таких системах, которые обеспечивают курсы реабилитации для военных, вернувшихся после участия в боевых действиях, и должны обеспечить восстановление их работоспособности и достойного статуса в обществе.

Самый успешный опыт в этой сфере имеют США, Великобритания, некоторые другие страны. И там это работает. Необходимо только брать стандарты этих систем и адаптировать к украинским реалиям.

Андрей Лавренюк, Брюссель.